Великий Карл
Алена Старкова
Я не стараюсь никого сделать лучше, включая самого себя.
Я принимаю вещи такими, как они есть.
Карл Лагерфельд

Сегодня, восседая на троне Модной Империи, он мог бы спокойно наслаждаться покоем, лишь изредка критически оценивая потуги молодого поколения в области дизайна. Но это не про него. Чем больше Карл Лагерфельд занимается своей работой, тем больше испытывает удовольствия от самого процесса, начиная работу над новой коллекцией за день до того, как представит публике предыдущую. Он достиг того положения, когда может позволить себе заниматься только тем, что ему интересно. Слава тяготит его, заставляя придерживаться определенного имиджа и манеры поведения, ставших его визитной карточкой: строгая одежда, белоснежные волосы и знаменитые темные очки — с ними он расстается только когда уединяется в личном кабинете. Этот человек свободно говорит на нескольких языках и так же свободно сотрудничает с несколькими домами Моды, не забывая продвигать на рынок свою марку. Его жизнь наполнена культурными, спонсорскими и благотворительными проектами. Некоторые люди просто не понимают, как он все успевает, хотя многие объясняют это уникальной немецкой пунктуальностью и потрясающим умением планировать.

Карл Лагерфельд вырос в состоятельной немецкой семье. Сын богатого промышленника, он всегда знал, что может позволить себе заниматься чем душе угодно. Первым его увлечением была музыка, но игра на фортепьяно давалась мальчику с трудом. По совету матери он занялся рисованием (это занятие, по ее словам, не производит столько шума). В 1952 году 14-летний подросток уезжает в Париж на учебу в школу при Синдикате высокой моды. Все свое свободное время он проводит в лучших художественных студиях, в которых частые гости Жан Кокто и Жан-Поль Сартр. «В самом начале я хотел быть иллюстратором или просто художником. Я на самом деле не знал, чего именно я хочу. Мода интересовала меня еще до того, как я узнал, что она называется модой. Мне просто нравилось рассматривать костюмы на картинах, рисунках и вокруг меня», — вспоминает дизайнер. Страсть к рисованию дополнилась подробным изучением истории костюма, и долгое время Лагерфельд забавлялся тем, что по-своему интерпретировал стили различных эпох. Его однокурсником был Ив Сен-Лоран, соперничество с которым началось еще в школе, а продолжилось в мире высокой моды. Одновременно они решили принять участие в конкурсе, организованном Международным секретариатом шерсти. Авторитетное жюри, в состав которого вошли Юбер Живанши, Пьер Бальман и Кристиан Диор, присудили победу обоим — Лагерфельд получил главный приз в номинации «Пальто», а Сен-Лоран в номинации «Платье».
После победы в конкурсе, совсем юный, Лагерфельд попадает в шумный мир моды, и богема затягивает его в свой сладкий круговорот. По сей день он активно посещает светские мероприятия, но уже скорее из необходимости. «У меня в этом большой опыт, я пережил несколько поколений тусовщиков. Не подумайте, что мне это надоело: я бы тусовался каждую ночь, если бы происходило что-нибудь интересное», — говорит седовласый мэтр.
Вскоре после удачного дебюта Карла приглашает к себе на работу сам Пьер Бальман. Три года Лагерфельд кропотливо трудится в его студии, разрабатывая эскизы, познавая тонкие нюансы модной индустрии. Познав все премудрости ремесла, Карл становится художественным директором Дома Jean Patou и с 1958 года выпускает по две коллекции haute couture в год. Работа на износ приводит к закономерному результату — в тяжелой депрессии Лагерфельд даже подумывает оставить модную индустрию. На время уезжает в Италию, весь досуг посвящает чтению, изучает историю искусств. Но без работы он все же не может и в качестве независимого дизайнера сотрудничает с «Krizia», «Fendi», «Charles Laurdan». При этом ни одна из коллекций не содержит цитат или повторений: Карл Лагерфельд обладает внутренним чутьем на индивидуальный стиль, он ощущает его пульс и способен творить в гармонии с традициями каждого модного Дома. Репутация и авторитет дизайнера приобретают все более внушительные размеры, предложения о сотрудничестве поступают одно за другим. Кресло главного дизайнера в модном Доме Chloe показалось Карлу наиболее комфортным. Начиная с 1965 года и на протяжении восемнадцати лет знаменитый кутюрье творил для этой марки. В это время он обнаруживает в себе еще одну страсть — создание парфюма притягивает Лагерфельда почти с той же силой, что и печально известного парфюмера Гренуя. Нанизывая ноты различных ароматов, он соединяет их в единую нить, которая окутывает шлейфом персону, использующую в своем туалете «Chloe», «KL», «KL pour Homme», «Lagerfeld Photo», «Sun Moon Stars» или «Jako».
Карл Лагерфельд сделал «Chloe» по-настоящему модным, узнаваемым и продаваемым во всем мире брендом. Производя вещи, которые сразу же становились must-have, Лагерфельд усилил влияние дома в мировой индустрии моды. То же самое он сумел сделать с «Chanel», поступив на должность арт-директора в достаточно сложный для Дома период. «Когда я пришел в «Chanel», все говорили, чтобы я не лез в это старье. Меня считали дураком, потому что компанию тогда списали со счетов. «Chanel» была спящей красавицей, которой требовалась круговая подтяжка», — вспоминает знаменитый модельер.
«Можно пользоваться идеями прошлого, если смотреть на них современным взглядом», — говорил он. И добавлял: «„Шанель“ — это идея, но не абстрактная. Это идея, полная жизни, концепция, которой мы можем пользоваться сегодня, но ей нужно придать дух настоящего момента, забыв об уважении. Уважение авторитетов в моде — это конец моды». С этим настроем Лагерфельд принялся за работу. Первая же коллекция вызвала бурю негодования среди критиков: он осмелился показать на подиуме костюмы с мини-юбками, которых Великая Мадемуазель не терпела. Сохраняя дух «Chanel» за счет использования узнаваемых деталей, дизайнер привнес новый современный взгляд на классику, сделав ее модной. С каждой последующей коллекцией вектор настроений критиков менялся в противоположную сторону, доходы модного предприятия росли, а Карл находил время и на другие проекты. К этому времени у него уже имелись собственные линии pret-a-porter: «KL» и «KL by Karl Lagerfeld», которые он с успехом развивает и по сей день.
Но было бы несправедливо назвать Карла Лагерфельда только дизайнером одежды. Одна из главных страстей его жизни — фотография. Ей он уделяет большую часть своего времени. Его фотоработы высоко ценятся среди профессионалов, и съемку моделей своих коллекций он предпочитает делать самостоятельно. Персональные выставки Лагерфельда с успехом проходят во многих странах мира. Основные их темы — пейзажи: красота природы так же, как и красота человеческого тела, не раз становились предметом творческого интереса художника. Его участие в различных рекламных проектах сулило успех всей компании. Так, фотографии для рекламы изысканного розового винтажного шампанского «Dom Perignon» оказались настолько удачными, что владельцы бренда решили продлить контракт с Лагерфельдом. В начале второго тысячелетия наш творец нашел себе новое увлечение и открыл издательский дом «7L» в Париже. Помимо этого, он создает костюмы для кино и театральных постановок. По отношению к нему в полной мере оправдывает себя выражение, что талантливый человек талантлив во всем. Будь то создание шикарных интерьеров в новом luxury-комплексе «Isla Moda» в Дубае или участие в «Protege Project», в рамках которого известные модельеры поддерживают работу молодых и перспективных дизайнеров — во всем проявляется величие его творческого гения.


Впервые опубликовано: «Pride», №  2 (15) март-апрель 2009