Остановка посредине моста
Анна Новикова

Быть мужчиной и так трудно — все ждут от тебя подвигов и великих свершений, а свершения не всегда даются малой кровью, и множество бойцов получают звания героев посмертно. К тому же ходят слухи, что есть в мужской жизни период, когда и жизнь не в жизнь, и секс не в тему, и даже новый джип рядом с виллой не обрадует усталого воина… Это кризис середины жизни, он же кризис 35 (по некоторым источникам, 40) лет.

Во многом наши мужчины похожи на детей. Обратите внимание на игрушки — девочки играют розовыми копиями материнских и женских обязанностей. Игрушки мальчиков разнообразнее: там не только инструменты — там мечты, фантазии, различные гаджеты и невероятно сложные штуки. Девочки играют в жизнь. Мальчики играют в мечту, подвиг, войну, абсолютную власть. Мальчики вырастают и продолжают играть. Для детей мир каждый день открывает новые чудеса, он безграничен, и жизнь бесконечна и прекрасна. Можно тысячи раз начинать заново строить замок, создавать новые семьи и новые компании, раз за разом пробуя себя в новой отрасли или посвящая всего себя коллекционированию марок. И тут… Кризис наступает с осознанием собственной конечности. И видением — худо-бедно прошла половина жизни. Она ушла и не вернется. Она была чертовски трудна, и столь же редко хороша, и уж вряд ли такова, как мечталось в детстве. А впереди вторая половина. Которая будет отнюдь не лучше, скорее наоборот. Ее атрибуты — рассыпающееся в прах здоровье — свое и законной супруги, выросшие и вылетающие из гнезда птенцы-детишки, поставить которых на крыло весьма дорого и хлопотно, выплаты кредитов. А еще впереди забота о дряхлеющих и не всегда адекватных родителях, которые в памяти сильны и мудры, а теперь — слабы, капризны и больны, у них просящие глаза и морщинистые руки… И таким будешь и ты.
Такая картина взрывает мозг. И мужчина идет вразнос.
Классические симптомы у пораженного этим кризисом:
  • Непрерывные, вплоть до бессонницы, думы о будущем. Причем чем длиннее думы, тем будущее чернее.
  • Попытки поиска смысла жизни, религиозных и мистических откровений.
  • Постоянное чувство усталости, избавиться от которого не помогает даже долгий отдых.
  • Ощущение полностью разрушенного здоровья.
  • Негативизм в оценке карьерных достижений и нынешней работы.
  • Негативизм в отношении близких.
  • Ощущение, что весь мир ополчился на тебя или, наоборот, ты абсолютно ему безразличен.
  • Переоценка всего достигнутого в жизни и семье.
  • Разрыв долговременных отношений и период бурных связей с множеством более молодых партнерш (нередко заканчивающийся браком с молодой женщиной).
  • Попытки избегать пожилых родственников.
Американские ученые доказали, что несчастливее всего люди 40–50 лет. Но надо сказать, что американский кризис помолодел — четыре десятка уже не нижняя граница. Причина — в чрезмерно насыщенном ритме жизни, проходящей в режиме доступности большого числа удовольствий. К 40 годам человек успевает испробовать все, что может найти, кроме разрушения. И, за неимением лучшего, приобщается к радостям агрессии или самодеструкции в том или ином виде. А в России кризис середины жизни имеет еще более молодое лицо, чем в Америке и Европе. Объясняется это просто — наши мужчины взрослеют раньше европейских 30-летних подростков, раньше создают семьи, раньше взваливают на себя бремя взрослости и раньше устают от этого бремени. А потому с характерными проблемами приходят к психологами и 32–35 летние мужчины. Кроме того, за последние 15 лет наша страна и люди вместе с ней прошли в развитии десятки лет, если не столетия европейской жизни. Сменились целые эпохи, каждая со своим культурным пластом, своими ценностями, мужчины пытались приспособиться и стать лучшими в каждой из них. Вряд ли количество глобальных перемен, к которым может приспособиться человек, настолько велико.
Каждое время приносит свои плоды, это особенно справедливо в разрешении вопроса смысла жизни, базового при этом кризисе. И плодом конца XX — начала XXI века в европейско-американской, а теперь и российской культуре стало такое явление, как плановый дауншифтинг. Это слово (буквально, с английского — опускание вниз; второе значение — биржевой термин «игра на понижение») означает сознательное самопереключение человека из режима непрерывной работы и карьеры в режим личного роста. Дауншифтер живет ради себя. Или ради семьи. Или ради духовных целей. Ради чего хочет, ради того и живет. И крайне отрицательно относится к жизненным ценностям общества потребления. Вроде бы без особых причин, вполне успешный и довольный жизнью топ-менеджер бросает место зама главы концерна мирового уровня и берет уроки живописи. Банкир становится отшельником. Бизнес-леди превращается в профессиональную многодетную мамочку. Или в путешественницу-экстремалку. Особенно много дауншифтеров в возрасте от 35 лет. Так велик соблазн все бросить, начать заново, написать свою жизнь с нуля, перечеркнув былое… Кто же они, эти дауншифтеры, — слабаки, не выдержавшие конкуренции с молодежью? Безответственные личности, бросающие голодных детей? Или наоборот, достойные восхищения персоны?
Ответ на этот вопрос поищем в истории. Старый Восток открыл многие истины гораздо раньше молодых и суетных европейцев. Пожалуй, один из первых в истории дауншифтеров — царевич Сиддхартха Гаутама, известный позже как Будда Гаутама. Царевич, ставший нищим отшельником и принесший в мир идею тотальной возможности избежать страданий, основатель многочисленных медитационных практик. Что было бы, если б он остался жить во дворце, стал царем? Скорее всего, было бы больше на одного из многочисленных мелких царьков, усопших под покровами веков вместе с политическими дрязгами своего времени. Однако, реализовав себя как личность, он продвинул вперед человечество. Дауншифтеры тоже стараются реализовать свою человеческую сущность, избавив ее от карьерной мишуры.
Однако не стоит путать с дауншифтингом безответственность. Принц Гаутама ушел в леса, когда оставил вместо себя сына. Он не поверг государство в пучину раздора из-за смены династии, а большего от царя и не требовалось. Допустим, некий Вася Пупкин, достигнув 40 лет, решит уйти в тайгу, расти духовно. Или уехать в Гоа, долеживать остаток жизни под бананом. Будет ли он дауншифтером? Вася будет подлецом, если заложит ради своего духовного роста единственное жилье семьи или крупно подставит коллегу по бизнесу. Дауншифтинг — это дело успешных людей и признак успешности. Позволить его себе может тот, кто имеет стабильный доход, с лихвой покрывающий расходы до конца жизни. Человек, который растет за чужой счет — паразит, а растущий за счет пренебрежения добровольно взятыми на себя обязательствами — вряд ли высокодуховное создание. Кстати, столица нашей родины породила особое явление — русский дауншифтинг. Сдав в аренду или продав недвижимость в Москве, есть шанс прожить в роскоши всю жизнь в том же Гоа. Или на берегу Средиземного моря.
Кроме новейших веяний типа дауншифтинга, существуют испытанные веками методы поставить себя в строй:
  • Не давать себе расслабляться, брать новые рубежи.
  • Запретить себе хандрить.
  • Завести любовницу.
  • Прогнать любовницу и заняться рыбалкой.
  • Начать писать мемуары или приключенческие романы.
  • Завести скаковую лошадь или бойцовских петухов.
  • Заняться общественной деятельностью.
  • Уйти в политику.
  • Основать свечной заводик или эксклюзивную пивоварню.
  • Уйти в монастырь.
  • Родить или усыновить еще пару-тройку детишек.
  • Начать профессионально лечиться (при правильном подходе даст занятие на годы).
Вернемся к кризису середины жизни. Обязательно ли он накрывает мужчину, есть ли профилактика или гарантированные пути к спасению? Пожалуй, единственный путь — быть счастливым. Быть собой с молодости. Жить так, как хотел, расти в любимом деле, не подписываться под чужими обязательствами, жениться по любви, на женщине с близкими ценностями, детей рожать не спонтанно. Делать в жизни свой выбор, смело принимая его последствия. И меньше обращать внимания на рекламу. Ее бич подстегивает мужчину. Если ты настоящий — ты обязан быть «крутым». Стыдно не быть «крутым» в 40 лет. И добрые производители предлагают набор предметов, имея которые человек мужского полу может считать свою жизнь удавшейся. Стыдно не иметь, стыдно не мочь, стыдно не быть молодым — кричат с экрана голоса, а юные прелестницы в рекламе призывно глядят на обладателей яхт, экслюзивных часов и автомобилей, услужливые продавцы красоты готовы накачать мускулы, залить в лицо ботокс, пересадить волосы на лысину. Но даже самый лучший в мире автомобиль — всего лишь некоторое количество металла, пластика, резины. Сколько лет человек готов обменять на эту кучку барахла? И равна ли эта кучка счастью, еще вопрос. Для безбедной жизни совершенно не обязателен счет в швейцарском банке. А рекламные красотки на редкость неразборчивы, они готовы расточать улыбки и обладателям новой жвачки, вымывшим голову модным шампунем от перхоти.
Скольких мужчин довела до инфаркта реклама «Виагры» и аналогов? Кто знает… Увеличивалось прилитие крови к пенису, но сдавало сердце. Зачем, кому (кроме производителей лекарств) нужно в 50 лет бить постельные рекорды бурной молодости, устраивая по пять соитий за ночь — вопрос открытый. К. Юнг писал в докладе «Жизненный рубеж» о том, что мужчинам сохранили бы жизнь курсы правильного финала жизни. Ведь нагнетаемая рекламой модель вечной молодости до ста и более лет скорее ввергает большинство людей в тотальную истерию, что напрямую сказывается на здоровье общества.
Женщины тоже переживают этот кризис, но несколько раньше, хотя многих из них тоже накрывает волной отчаяния и бессмысленности бытия около 40 лет. Однако же с катушек срывается гораздо меньшее число дам, чем джентльменов. Объяснение простое и грустноватое: это средний мужчина может бросить все и уехать покорять недопокоренные в юности утесы. Женщин чаще держит долг перед детьми и стариками-родителями, перед мужем в кризисе середины жизни, поэтому и психика устойчивей — не позволяет себе распускаться. Порою брошенные затосковавшими мужьями бывшие супруги опекают их забытых родителей. Так что есть о чем задуматься мужчинам в кризисе — бесконечная рефлексия по поводу того, что невозможно изменить, лишь глубже повергает в депрессию, а воз между тем и ныне там — часики продолжают тикать, метания не делают моложе и счастливее.
Когда-то давным-давно каждого человека вводила в жизнь рука матери, помогающая делать первые шаги. Кризис середины жизни отмечен уходом родителей. В этот момент человек окончательно и бесповоротно больше не ребенок, а старшее поколение, олицетворение всех предков до себя. И как полезно было бы, чтоб некто рассказал не только сорока, но и 30-летним и даже более молодым о том, как принять всю жизнь целиком, с благодарностью — и детство, и расцвет, и зрелость, и увядание. Были бы где-то такие курсы… Где вручали бы диплом — к жизни готов на 100 % и давали вакансию достойно живущего человека… Ах, мечты, мечты…
После успешно пройденного кризиса середины мужчина по-настоящему становится не мальчиком, но мужем. И осознание своей конечности делается фактом — таким же, как восход солнца каждый день. Но его осознание не мешает жить, любить и творить, напротив, в отличие от юных, бездарно теряющих драгоценные крупинки времени, зрелый мужчина способен делать это вдумчиво и целенаправленно. Последний шедевр Микеланджело — купол собора Св. Петра. Его потрясающее архитектурное и художественное решение было разработано почти 90-летним старцем. Говорят, что скоро и 100 лет не будут пределом жизни для человека. Так стоит ли растрачивать годы в попытках молодиться, изображать из себя не то, чем являешься, вместо того, чтобы вкушать жизнь целиком и использовать с толком прекрасный возраст — когда еще есть и силы, и ум, которым помогает опыт?