День первый


День второй

День третий

День четвертый

Вечер дня шестого

Утро дня седьмого

Вечер того же дня


   В этот день Екатерина Михайловна решила наконец-то разобраться, кем был человек, называющий себя птицей дронтом. Друзей в милиции или ФСБ, равно как и знания дедуктивного метода, у нее не было, и потому она решила воспользоваться старым проверенным способом: включила компьютер и вошла в интернет. Она знала, конечно, что запрос «наемный убийца, Уфа» в гугле не даст положительного результата, а потому, не теряя времени, открыла сайт одной в меру желтой, но тем не менее популярной газеты и начала внимательно просматривать рубрику «Криминал» за последние три дня. Просмотрела дважды, очень внимательно. Но ничего, что могло бы ее заинтересовать, в рубрике не обнаружилось. То есть вообще ничего — несколько грабежей, пара бытовых убийств и прочее по мелочи. Что характерно, ни одно из этих событий не произошло в том районе, где подсел к ней в машину незнакомец с пистолетом. Екатерина Михайловна задумалась. Открыла для проформы «википедию», откуда узнала, что «наемный убийца, или киллер* . Такие убийства называются заказными, и большинство законодательств мира считают виновными в них и исполнителя, и заказчика», а «заказное убийство — распространенный вид преступления, так как он позволяет обеспечить хорошее алиби заказчику: в момент преступления он может находиться далеко от места преступления в людном месте». Восхитилась банальности свежеприобретенной информации, прочитала занимательные статьи про итальянских брави, японских ниндзя и арабских ассасинов, но никакой полезной информации, как и следовало ожидать, не нашла.
   А потом на нее словно озарение снизошло. Открыла она страницу все той же желтой газеты и отыскала там рубрику «Происшествия».
   И в ней прочитала, как одиннадцатого сентября, в четверг, в квартале от места ее работы выпал из окна собственной квартиры находящийся в состоянии алкогольного опьянения бизнесмен. И разбился, естественно, насмерть — двенадцатый этаж как-никак.
   «Ловко», — подумала Екатерина Михайловна. И ведь никто ничего не заподозрил даже. Она хотела было позвонить в милицию и сказать, что ей известно, но вспомнила свой вчерашний звонок и поняла, что теперь ее рассказы точно слушать не будут. К тому же… Была еще одна мысль, которая упорно лезла Екатерине Михайловне в голову. Человек, называвший себя птицей, говорил, что он работает на «контору». Мало ли что это значило — вдруг не случайно милиция так быстро решила, что погибший бизнесмен (про которого, как услужливо подсказал интернет, и при жизни мало кто мог сказать что-то хорошее) выпал из окна без посторонней помощи. А ведь вполне могло так случиться, что зазвонил на столе у милицейского начальника телефон и суровый голос попросил свернуть дело. А может, и того хлеще: «У вас тут вечером человек из окна выпадет по такому-то адресу, ты уж Борис Борисыч объясни людям, что это несчастный случай. Вот и хорошо, вот и спасибо!» Нет, в милицию звонить не нужно было ни в коем случае, потому что…
   И тут Екатерине Михайловне пришло в голову исчерпывающее и одновременно пугающее объяснение, почему не нужно было звонить в милицию. Потому что человек, называющий себя птицей, вызывал у нее какую-то неясную симпатию. Точнее, даже вполне объяснимую. Во-первых, он ее должен был убить и не убил, а это весьма немаловажно. Во-вторых, был Птица человеком не то чтобы красивым, но выдающимся — подтянутым, стройным, кроме того, чувствовалось в его поведении какое-то спокойствие и осознание собственной правоты (конечно, с этим же чувством он мог и Екатерину Михайловну из окна выкинуть, но ведь не выкинул же, да?). И, в-третьих, мужик работает на серьезной, ответственной работе, получает, наверное, неплохо. Неизвестно, конечно, какие у них там, в конторе, социальные программы, но вполне вероятно, что получше, чем у них, в редакции. Ну а то, что он людей убивает… У каждой работы есть свои недостатки, в редакции работать тоже не так гламурно, как многие думают.
   Екатерина Михайловна еще раз обдумала эти причины и окончательно отказалась от идеи звонка в милицию. Напротив, она твердо решила, что к следующему визиту Птицы в доме просто обязательно должен иметься тот самый обещанный плов. И хотя Екатерина Михайловна сильно сомневалась, что Птица еще придет к ней в гости, она решила, что стоит все же приготовить вечером плов и убрать в холодильник — неделю постоит, ничего с ним не случится, а если за неделю он все же не явится, то, значит, и вообще ждать его больше нет смысла.
   Так она и поступила. Плов получился — хоть на кулинарный конкурс его посылай, хотя бы в категории любителей: рассыпчатый, ароматный… «Жаль, — подумала Екатерина Михайловна, — он сегодня не придет — из холодильника-то не так вкусно будет. Впрочем, сам виноват — надо было точно сказать, когда явится. Пусть еще попробует пожалуется!» С этими мыслями она положила себе почти полную тарелку и села было ужинать, как вдруг в дверь позвонили.
   Екатерина Михайловна вскочила из-за стола и буквально побежала открывать дверь, на ходу не забыв поправить прическу так, чтобы было красиво, но в то же время как бы небрежно. Не глядя в глазок, она повернула ручку замка, распахнула дверь…
   — Катя, извини, что поздно! Пришла домой, а хлеба нет совсем… Выручи, пожалуйста, мне бы хоть четвертушку до завтра!
   Соседка… Екатерина Михайловна выругалась про себя, насколько позволяло ей высшее гуманитарное образование, и молча пошла на кухню за хлебом.
(от англ. killer), — человек, совершающий убийства за деньги по предварительному контракту